IPO для университета

Высшая школа — самый консервативный институт в государстве после церкви. Очевидно, что нынешняя реформа отправит вузы, не вписывающиеся в концепцию министерской программы, в свободное экономическое плавание. Выживут те, кому повезет перестроиться с государственного заказа на потребности реального рынка. О том, что вузы могут предложить бизнесу, чем отличается менеджмент на предприятии от управления университетом, что такое KPI в высшем образовании, «КС» побеседовал с исполняющим обязанности ректора НГУЭУ АЛЕКСАНДРОМ НОВИКОВЫМ.

— Александр Владимирович, вы пришли к управлению НГУЭУ в 2014 году из бизнеса с планом реформ. В чем его суть и как изменились ваши взгляды за прошедшие полтора года?

С НГУЭУ меня связывают давние отношения. Я проработал 15 лет профессором и 11 лет заведующим кафедрой. Потом был четырехлетний перерыв, в течение которого я получил новый опыт, в том числе опыт международного сотрудничества в области бизнес-образования. Мы создали сеть из университетов России, Казахстана, Монголии и ЮАР в подготовки по программам МВА (магистры) и ВВА (бакалавры).

Сегодня главная наша задача — сделать НГУЭУ современным университетом. Для этого нужно изменить структуру управления, сделать ее более понятной и прозрачной. Следующая цель — усовершенствовать инфраструктуру. Университет должен максимально полно использовать современные электронные технологии, предложить адекватные подходы в плане образовательных программ. Первое, что я осознал, придя на должность исполняющего обязанности ректора, — должны поменяться кадры. Мне показалось, что коллектив в университете сильно зажат. У многих преподавателей и сотрудников нет понимания того, что происходит вне стен вуза. Люди жили представлениями, которые были актуальны еще при социализме. Мы объявили призыв преподавателей-практиков и сами удивились, как много откликнулось желающих. К нам пришли представители бизнеса, те, кто понимает, как устроены бизнес-процессы. Сегодня нужны современные заведующие кафедрами, которые привлекут современных профессиональных преподавателей.

— Чем отличается менеджмент в бизнесе от управления университетом?

— В университете сложнее работать. В бизнесе отношения жестко формализованы, всем понятно, кто за что отвечает. Даже если показатели эффективности не прописаны, они интуитивно понятны. В вузе непростая социальная среда. Потому что люди, здесь работающие, с одной стороны, находятся в рамках традиционных представлений о социальной защите, устоявшихся процессах, с другой — это люди творческие. Университеты столетиями существовали как закрытые корпорации. Поэтому отношения с внешним миром были и остаются сложными. Мало кто из преподавателей понимает, какие показатели должны лежать в основе оценки эффективности обучения.

— Можно ли ввести в университете свои KPI, которые бы были понятны и прозрачны как для студентов и преподавателей, так и для внешних наблюдателей?

Мы пытаемся это делать. С 1 сентября 2015 года мы перевели наших преподавателей на эффективный контракт. В его четырех разделах прописаны параметры, учитывающие профессиональную и общественную деятельность. Преподаватель должен не только учить, но и по возможности заниматься наукой, он должен быть экспертом в своей области, присутствовать во внешней среде.

К настоящему моменту мы поменяли почти все инфраструктурные подразделения. В каждое из управлений пришли люди с другим мышлением, практикующие инновационный подход. На январь запланирована оптимизация кафедр. Мы должны будем понять, какие кафедры нужны в новых условиях и в каком формате. Потому что кафедры создавались под конкретные темы, актуальные для своего времени. Жизнь меняется. Задача — привлечь на них современных специалистов. У тех, кто не попадет в новые кафедры, в течение весны будет возможность определиться, где они могут быть полезны в будущем учебном году.

— Недавно НГУ объявил о выводе гуманитарных факультетов в отдельный институт. Вы говорите об оптимизации структуры. Не означает ли это, что вузы просто избавляются от неликвидных активов в виде подразделений, которые тянут их вниз по рейтингам?

Я бы назвал это настройкой к современным требованиям. Количество кафедр может остаться тем же. Механически объединять или убирать подразделения никто не будет. Пройдет структурная перегруппировка. У нас, к примеру, есть одна из передовых кафедр — кафедра статистики. Статистика всегда была, есть и будет. Существуют вопросы к достоверности ее данных. Но сама по себе отрасль незаменима. Кафедра статистики, несмотря на традиционность, останется. Но есть кафедры, которые нужно перенастроить. И делается это в первую очередь для того, чтобы самим студентам и абитуриентам было проще ориентироваться при выборе будущей профессии. Они будут понимать: да, этот профиль, эта специальность отвечает требованиям рынка, они будут востребованы.

— Насколько я знаю, в контракте с преподавателями есть пункт, посвященный оценке преподавателей студентами. Как этот критерий будет работать?

Сама постановка этого вопроса вызвала в свое время волну возмущения у преподавателей. Недавно мы провели региональный форум повышения качества образования, где с разных сторон обсудили проблему взаимодействия между преподавателем, студентом и работодателем. У нас у всех одна задача — выпустить из вуза качественного, готового к работе специалиста. Многие студенты не знают, что конкретно преподаватель должен им дать. Сведения из учебных пособий — понятно. Что помимо этого? Работодатель в курсе тех компетенций, которыми должен обладать на выходе специалист. Но их не всегда возможно вписать в конкретный учебный курс. Преподаватель часто работает по старинке: написал курс и читает его несколько лет, зачастую не заботясь об обновлении данных. Некоторые преподаватели не владеют современными техническими средствами. Это большая беда. Есть проблема возрастных преподавателей. И это не только преподаватели, достигшие пенсионного возраста. Бывают и молодые люди с пенсионным мышлением и подходом к жизни. И наоборот, некоторые пенсионеры демонстрируют пионерное мышление. Их будем поддерживать.

Практическая цель форума качества образования — разработка методики, как студенты будут оценивать преподавателей. Насколько такую оценку можно сделать объективной. Мне кажется, нам удалось сблизить позиции. Но даже сам факт проведения подобного мероприятия — уже прогресс. Преподаватель должен осознавать, что просто отчитать положенные часы уже недостаточно.

— Министерство образования РФ уже несколько лет пытается навязать университетам новый формат работы. Говорится, что высшая школа должна производить не только специалистов, но и инновационное знание. Насколько, на ваш взгляд, в российских условиях это реально сделать? Может ли вуз участвовать в экспертной оценке, выполнять заказы для бизнеса?

Нам постоянно напоминают о модели зарубежных стран, где наука плавно перемещается из специальных учреждений в университеты. Да, многие преподаватели в вузах имеют ученые степени. Но основной их профиль — преподавание. Можно ли сделать это не основным, а вспомогательным процессом — сложный вопрос. Преподаватели пишут статьи. В нашем эффективном контракте прописано, что преподаватель должен написать минимум три статьи в год в рецензируемые издания.

Взаимодействие с внешним миром — вещь более серьезная. У нас есть опыт создания консалтинговых проектов и научных разработок по заказу бизнеса. Мы движемся к тому, чтобы наши преподаватели ощущали себя экспертами, чтобы они не боялись внешней среды. Чтобы их методики, которые они прописали в своих диссертациях, внедрялись в жизнь. Это сложный процесс. Вуз создал льготные условия для таких сотрудников, когда фактически вся сумма заказа идет ученому. Однако по-прежнему для преподавателя взять несколько дополнительных дипломников намного проще и выгоднее, чем провести научное исследование и получить деньги за научную работу.

— Сейчас много рассуждают о критериях оценки деятельности вуза. Государственный подход опирается на показатели эффективности расходования бюджетных средств. Есть международные рейтинги, к которым не у всех однозначное отношение. Какой критерий вам кажется наиболее подходящим?

Главная цель, которую мы для себя сформулировали, — это конкурентоспособность наших выпускников. Я сам выпускник НГУ, и всегда чувствовал, что есть некий бренд вуза. Он проявляется в особом отношении работодателей. Не могу сказать, что аналогичная ситуация сейчас с выпускниками нархоза. Наша задача — сформировать у работодателя положительный имидж выпускника НГУЭУ, представление о стандарте качества, которым этот выпускник соответствует. В этом плане мы бы хотели, чтобы компании начинали «охотиться» за нашими студентами еще на стадии обучения в вузе. Когда я работал на кафедре, именно такая ситуация и была для студентов моей кафедры. Еще в сентябре многие студенты понимали, в какой компании они будут работать.

— Сегодня идет активная конкуренция вузов за бюджетные деньги, за участие в государственных программах. Есть национальные университеты, есть программа попадания в Топ-100 международных рейтингов, появилась идея создания в регионах опорных университетов. Оцените возможности НГУЭУ в этой борьбе.

Как вузу с основным профилем в экономике нам, наверное, сложнее, чем другим. К экономистам и юристам почему-то сложилось негативное отношение, транслируемое на высшем уровне. Говорят о перепроизводстве этих специальностей. В свое время многим вузам, вне зависимости от специализации, разрешили готовить и тех и других. Открылось огромное количество частных вузов. Но если спросить мнение работодателей, вы увидите, что подобрать качественного экономиста — крайне непростая задача.

Я долгие годы вынашивал идею готовить в университете не просто экономистов, а так называемых «инженеров бизнеса». То есть людей, которые знают саму технологию бизнес-процессов, как организовать бизнес, как его сопровождать, как подбирать кадры, как действовать в кризисных ситуациях. Именно для этого на кафедрах нужны практики.

Что касается конкуренции, количество вузов неизбежно будет уменьшаться. Есть целевая программа, принятая в конце 2014 года, по которой 40% вузов и 80% филиалов должны быть закрыты. В ней же прописана идея создания в каждом регионе по одному опорному вузу по его специализации. В Тюмени это нефть, на Кузбассе — уголь, на Алтае — сельское хозяйство. В Новосибирской области, кроме чисто научного направления, такой узкой специализации нет. Мы считаем, что Новосибирск может позиционировать себя как город предпринимателей, людей, способных работать в разных отраслях бизнеса. В этом отношении я оцениваю шансы НГУЭУ как довольно высокие.

— Для вас участие в государственных программах — это прежде всего борьба за бюджетные деньги? Где вы находите средства для проведения своих структурных реформ?

Государственных денег в нашем бюджете примерно треть, остальное мы зарабатываем на свободном рынке, за счет того, что к нам идут учиться на платной основе, за счет программ дополнительного образования и проведения научных исследований. Мы понимаем, что будет поддержка вузов, уже участвующих в программах, все остальные вынуждены будут находиться в рыночной ситуации. Мы будем стремиться участвовать в государственных программах и грантах. Но мы также осознаем, что на эти средства нельзя полагаться. Нужно идти по пути контактов с бизнесом. Готовить по заказу специалистов. Мы, например, открываем базовые кафедры для крупных предприятий, куда передаем часть нагрузки. У нас уже есть положительный опыт сотрудничества с ВТБ24. Сейчас ведем переговоры с рядом промышленных предприятий. Государственные деньги и так сокращаются, вряд ли они в большом количестве пойдут экономическим вузам. Целевые программы подготовки специалистов — это адекватный выход из ситуации.

Сегодня мы ведем активную экспансию во внешний мир. Это можно сравнить с IPO, публичным размещением «акций университета». Если мы являемся специалистами в области экономики, мы должны это постоянно демонстрировать. Уметь делать прогнозы, разрабатывать сценарии, анализировать ситуацию на рынке, формировать предложения, уметь их реализовывать в качестве экспертов и консультантов. Мы должны выступать в качестве разработчиков экономической стратегии региона. Власти должны в нас поверить, а мы должны доказать, что мы способны на подобные вещи. Просто транслировать знания уже недостаточно. Необходимо их генерировать самим, исходя из потребностей рынка.

 

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ