Николай Зенин: «Телекоммуникации — нерв экономики»

Летом текущего года «Ростелеком» назначил нового главу макрорегионального филиала «Сибирь». Им стал НИКОЛАЙ ЗЕНИН, который перешел на эту должность с поста директора Ханты-Мансийского филиала компании. В своем первом интервью в новом статусе «КС» он рассказал о том, какие первоочередные задачи он видит на своем посту и какие изменения ждут макрорегиональный филиал с его приходом.

— Николай Сергеевич, каковы ваши первые ощущения в целом от Сибирского федерального округа и непосредственно от Новосибирской области? Как у вас прошло знакомство с регионом?

— Среди городов Сибирского федерального округа, кроме Новосибирска, я успел побывать в Чите, Улан-Удэ, Красноярске. Мне нравится сибирская ментальность. Здесь люди открытые и честные, и мне это, безусловно, импонирует.

Сам Новосибирск произвел также позитивное впечатление. Здесь важно отметить, что я достаточно давно не жил в крупном городе. Предыдущие мои 16 лет прошли в Ханты-Мансийске. Это красивый, но небольшой город. Мне бросилось в глаза и подкупило, что Новосибирск — чистый мегаполис. Также мне понравилось, что жители города достаточно раскованы, стремятся к самореализации. Это если говорить о житейских ощущениях.

— А если сравнить ту же Новосибирскую область с Ханты-Мансийским автономным округом с точки зрения развития телекоммуникаций?

— На мой взгляд, сравнение здесь не очень корректно. Каждый регион индивидуален с точки зрения своего развития и расстановки акцентов. Ханты-Мансийский автономный округ стоит особняком из-за структуры бизнеса региона. Прежде всего его экономика базируется на добыче нефти, а также природного газа, поэтому возникает много особенностей.

Но в целом тренды на телеком-рынке общие и не зависят от отдельно взятого региона. Я в первую очередь говорю о строительстве оптоволоконных сетей, повышении скоростей передачи данных, утяжелении контента и росте его разнообразия для абонентов. Если же рассматривать предпочтения клиентов, то здесь есть свои особенности. В Ханты-Мансийском автономном округе ключевыми заказчиками обычно являются либо органы власти, либо крупные предприятия из нефтегазовой сферы. Это накладывает свои особенности: необходимость строительства протяженных коммуникаций по труднодоступным участкам, где километры измеряются сотнями. В Новосибирской области бизнес более разнообразен — много компаний сегмента малого и среднего бизнеса, частных предприятий, производственного недобывающего комплекса. В регионе более высокая плотность населения, много райцентров. И это несравнимо с Ханты-Мансийским автономным округом. Понятно, что потребности заказчиков здесь другие. Есть свои особенности и в вопросах построения сетей, а также их эксплуатации.

— Состоялось ли уже ваше знакомство с властями региона, и если да, то как вы оцениваете их отношение к телекоммуникационной отрасли и ее развитию?

— Да, у меня состоялось знакомство с губернатором Новосибирской области Владимиром Городецким и мэром Новосибирска Анатолием Локтем. Телекоммуникации — нерв экономики. Никакая отрасль не может работать без них. В том числе и управление регионом базируется на телекоммуникациях. Если необходимой связки нет, то возникают сложности. Это понимает любой региональный и федеральный руководитель. Поэтому независимо от региона телекоммуникационная отрасль для органов власти — если не номер один, то одна из первых по приоритетности. Это требование времени и возможность эффективного управления регионом. Как государственно ориентированная компания во всех субъектах РФ мы очень ответственно работаем с властями и выстраиваем с ними деловые отношения. Благодаря этому в том числе решаются такие задачи, как ликвидация цифрового неравенства регионов. Есть конструктивное взаимодействие, которое нам помогает.

— Совсем недавно с официальным визитом в Красноярском крае побывал президент «Ростелекома» Сергей Калугин. Чем был вызван его интерес именно к этому региону?

— Поездка в Красноярский край была связана с производственной деятельностью «Ростелекома». Кроме того, там новая команда топ-менеджеров, стоят серьезные бизнес-задачи как в массовом, так и бизнес сегменте. Красноярский край — крупнейший регион Сибири, потенциал которого очень высок. На встрече с губернатором Красноярского края Виктором Толоконским мы обсуждали вопросы подготовки к универсиаде 2019 года. Регион намерен провести ее на мировом уровне, а для выполнения необходимого объема задач требуется формирование соответствующей телеком-инфраструктуры.

Обсуждали также реализацию комплексного проекта «Безопасный город» и в том числе  системы фотовидеофиксации нарушений правил дорожного движения. В Сибири у нас есть два проекта такого типа — в Чите и в Омске. В этом же заинтересован Красноярск с точки зрения обеспечения безопасности на дорогах, и прежде всего — комфортной жизни горожан.

Третий вопрос, которого мы коснулись, — использование геоинформационных сервисов. Это один из значимых вопросов региональной информатизации, который требует комплексного подхода с учетом всех аспектов импортозамещения, безопасности и экономической эффективности внедряемых решений.

— В какую сторону, на ваш взгляд, происходит развитие модели предоставления услуг операторами связи?

— Особенности телекоммуникационного бизнеса таковы, что для оператора уже недостаточно продавать проводной доступ в Интернет. Рынок таких услуг потихоньку насыщается, и крупные операторы, понимающие значимость диверсификации бизнеса и освоения новых рынков, уже выходят в медийную сферу, а также в сферу прикладных ИТ-сервисов, в частности, «облачных» продуктов, отраслевых сервисов, например, медицинских информационных систем, систем для ЖКХ, образования, систем контроля автотранспорта и т. д. И существует целый пул новых точек приложения компетенций оператора. Оператор — не просто провода, а огромный человеческий ресурс, в том числе интеллектуальный, это инженеры, которые способны на многое. Исходя из этих соображений, важно расширять бизнес в тех направлениях, которые еще несколько лет назад для нас были сторонними, а сегодня стали одними из ключевых. Такая стратегия себя оправдывает. Это то, куда двигается мир телекоммуникаций, когда чисто операторская задача обеспечения доступа в сеть сращивается с дополнительными интеллектуальными ИТ-сервисами, которые можно к ней приложить.

— Как вы оцениваете текущее положение дел в сибирском макрорегиональном филиале «Ростелекома»? Стоит ли ожидать существенных перемен с вашим приходом?

— Если рассматривать операторский аспект, то как бы ни обстояли дела, для провайдера всегда существуют направления развития, где бы он ни находился. Это улучшение качества сетей, разработка новых продуктов для массового и корпоративного сегментов, улучшение работы сервисов на уровне лучших стандартов отрасли. Точно так же и для сибирского макрорегионального филиала есть стандартные точки развития. В этих вопросах нет пределов совершенству, начиная с контакт-центра и заканчивая сервисной поддержкой инженеров. Особое внимание уделяем росту квалификации персонала. Причем это не только профильные задачи, как, например, подбор инженеров, но и, к примеру, маркетологов и специалистов по связям с общественностью, а также программа развития общеуправленческих компетенций для сотрудников всех уровней, начиная от топ менеджмента и заканчивая линейными руководителями, общающимися с клиентами.

Еще одна точка развития — рост эффективности бизнеса. Не секрет, что одна из ключевых задач менеджмента компании — рост ее капитализации. Это важно не только для государства как акционера, но и для заказчиков, так как эффективный бизнес лучше работает. И у него, как правило, наблюдается более высокий уровень отдачи для клиентов, когда нет длинных согласований, когда все вопросы решаются оперативно и качественно. Казалось бы, в этом вопросе все упирается в затраты. Но все серьезнее. Ненужные телодвижения способны ухудшать качество взаимодействия оператора с клиентами любого типа и замедляют темпы развития компании, уровень и качество ее работы. И это тоже точка приложения усилий.

Сокращать затраты тоже необходимо. Ведь издержки — это то, что уменьшает нашу прибыль. Но прибыль — не самоцель компании. Безусловно, дивиденды нужны, но прибыль — это прежде всего источник формирования инвестиций. То, что можем вкладывать в развитие сетей, продукта, оборудования, качества услуг, их объемов и их номенклатуры. Для всего этого нужны финансовые вложения. С учетом расширения наших интересов на медийную сферу, ИТ, инвестиции — существенная компонента, являющаяся двигателем развития. Предоставление «облачных» сервисов требует вложений в центры обработки данных, и это тоже категория инвестиций.

Еще один «задел» для этого и точка приложения усилий — повышение эффективности и производительности труда каждого отдельно взятого сотрудника компании. Независимо от того, где мы находимся сейчас, мы движемся исходя из этой парадигмы.

— Возможны ли в ближайшее время кадровые перестановки и изменения в структуре сибирского макрорегионального филиала?

— Что касается структурных изменений, то программа трансформации компании в том числе предполагает их наличие. И это не первый год, когда они происходят. Цель этих мер — обеспечить оптимальную конфигурацию подразделений с точки зрения наименьших затрат, наибольшей эффективности и наивысшего качества предоставления услуг. Какие-то подразделения мы разделяем по функционалу, какие-то объединяем, что-то централизуется, что-то выводится на внутренний аутсорсинг, как, например, дочерняя компания «Ростелеком розничные сети», которая занимается обслуживанием клиентов и продажами контрактов в наших центрах продаж. Такие изменения есть и будут всегда, так как бизнес трансформируется, меняются технологии и ситуация на рынке. Это требует оперативной и взвешенной реакции компании, которую мы будем обеспечивать, и это нормально для любого бизнеса.

Говоря о кадровом составе сибирского макрорегионального филиала, стоит отметить, что на 99% команда уже сформирована. По крайней мере в горизонтали топ-менеджмента компании и в региональных филиалах за исключением единичных вакансий, где проходит конкурс. Процесс формирования команды сложен, итерационен, проходит на конкурсной основе, и я считаю, что сотрудники, которые сегодня заняли ключевые позиции в компании, — это те самые люди, которые нужны нам для того, чтобы компания добилась необходимых результатов в развитии бизнеса.

— Заставляет ли текущая экономическая ситуация корректировать инвестиционную программу развития «Ростелекома» и непосредственно макрорегионального филиала?

— Если рассматривать текущий год, то могу сказать, что инвестпрограмму, которую «Ростелеком» закладывал в планы, мы выполняем в полном объеме с существенным превышением, связанным со строительством сетей по программам ликвидации цифрового неравенства. Сейчас мы формируем бюджеты на 2016 год и планируем вкладывать существенные средства в развитие сетей, связанных с GPON («оптика в квартиру»), умощнением магистральных сетей, обеспечивающих «переброску» трафика в рамках страны. Все находится в плановом режиме, и не могу сказать, чтобы у нас наблюдались ограничения в связи с экономической ситуацией. Да, есть оптимизация, связанная с расстановкой приоритетов, но она существовала всегда. Когда рынок падает, то это всегда требует досконального анализа бюджетных инициатив на уровне технико-экономических обоснований и принятия решений. Это закон бизнеса или, вернее, даже закон жизни. Наши желания всегда обгоняют возможности, поэтому расставляются соответствующие приоритеты.

— Какой объем инвестиций запланирован сибирским макрорегиональным филиалом на 2016 год?

— Мы не раскрываем объем региональных инвестиций.

— Насколько изменились предпочтения заказчиков, если говорить о корпоративном сегменте?

— В этом сегменте есть свои особенности. Исторически многие корпоративные абоненты были подключены по «меди», что на сегодня уже не соответствует требованиям времени. Сейчас нужно подключать их  по оптическим линиям, что дает более высокие скорости обмена данными, возможность обрабатывать тяжелый контент, организовывать видеоконференцсвязь и решать практически любые задачи, актуальные для бизнеса.

Еще одной тенденцией является развитие сервисов, позволяющих  отказаться от дорогостоящей поддержки собственной инфраструктуры. Например, хранение информации в ЦОД (центре обработки данных) провайдера. Конечно же,  компания может приобрести и настроить собственный сервер, но затем будет вынуждена задуматься о том, как обеспечить его надежную работу и сохранность данных, решать вопросы защиты оборудования от перегрева и сбоев электроснабжения, пожаробезопасности и т.д. Но в тех случаях, когда от сохранности информации и бесперебойного  доступа к ней зависит успех бизнеса — необходима отказоустойчивая инфраструктура. Современные защищенные ЦОДы дают необходимый уровень резервирования, и у компаний уже не болит голова по поводу хранения данных. Причем такая мера не требует поддержки и содержания штата специалистов.  Еще один тренд — так называемая «Новая телефония», виртуальные АТС. Раньше офисы подключали по старинке — устанавливали АТСку, растягивали провода. Я знаю о ситуации не понаслышке, потому что тоже начинал с этого. Однако сеть необходимо сопровождать, конфигурировать, обслуживать. Сейчас все гораздо проще — можно за счет виртуальной АТС объединить в общую сеть офисы, даже если они находятся в разных городах. И вы получите короткую внутреннюю нумерацию и все прочие сервисы, для реализации которых теперь не требуется приобретать и настраивать АТС.

Сегодня бизнесом востребованы приложения, сокращающие затраты на содержание ИТ-инфраструктуры, для видео- или аудиоконференций через веб-интерфейс, «виртуальный офис», когда можно хранить все в «облаке», не тратить время на обновление офисного программного обеспечения, не покупать лицензии. Как я уже и говорил, если раньше оператор был владельцем «трубы», то сейчас это провайдер, способный предоставить инфраструктуру «от» и «до» — и программное обеспечение как сервис, и инфраструктуру как сервис, и платформу как сервис. Такие сервисы последнее время активно выходит на рынок, в том числе и у нас.

— А как в таком случае вы можете охарактеризовать потребности в массовом сегменте?

— В массовом сегменте я вижу три ключевые тенденции. Первая связана с ростом популярности высокоскоростных тарифных планов. Прежде всего это обусловлено желанием обеспечения более комфортной работы в Интернете. Второй важный тренд — это востребованность интерактивных сервисов. Раньше было важно, чтобы телевидение просто было. Какое-то время операторы мерялись количеством предоставляемых каналов, пока их было меньше сотни. После этого дальнейшее количественное соревнование уже стало не интересным. Сейчас мы видим, что абоненты все чаще оценивают интерактивное ТВ и то телевидение, которое позволяет управлять просмотром, ставить на паузу ту или иную передачу, отматывать, «вытаскивать» из прошедших передач желаемую, оформить подписку на сериалы. Сегодня это востребовано, и спрос на этот комплекс услуг нарастает. У такого феномена может быть две причины. Либо дозревает рынок, либо мы его формируем. Ведь «щелкать» каналы уже не интересно, хочется чего-то большего. Вопрос индивидуализации возникает во всех сферах. По сути, интерактивность дает возможность формирования индивидуальной программы передач, индивидуального плейлиста. Я хочу смотреть то, что мне интересно, а не то, что идет сейчас по ТВ. На этой волне и растет популярность интерактивных сервисов.

Третьим трендом является стремление к «пакетным» предложениям. Это удобно, так как абонент имеет один счет сразу на несколько услуг. Многие успели отправить в историю домашнюю телефонию, но мы с этим не согласны. Не могу сказать, что речь о ее втором рождении, но реинкарнация тут вполне возможна. Во-первых, по стационарному телефону вам гораздо лучше слышно собеседника, так как с сотовой связью в помещениях порой бывают проблемы. Мне, например, иногда необходимо подойти к окну, чтобы лучше слышать собеседника. Во-вторых, если я звоню ребенку на домашний телефон, то я уверен, что он точно дома. Кроме того, для пенсионеров стационарная связь привычнее, а для детей — понятнее. Если настроить прямой вызов, ребенок, подняв трубку телефона, может напрямую связаться с папой или мамой, не набирая номера.

Сегодня актуально, чтобы «пакет» мог содержать не только три, но четыре услуги, с учетом сотовой связи. В настоящее время мы прорабатываем это направление вместе с нашим партнером — компанией «Tele2 Россия».

— Уже сейчас в некоторых регионах России появляются предпосылки для тарифных войн между операторами связи, в том числе в Новосибирской области. Причем их инициаторами являются локальные операторы связи. Насколько такие действия способны, на ваш взгляд, оказать долгосрочное влияние на рынок с точки зрения показателей рентабельности? Какова ваша реакция на подобные шаги конкурентов?

— Демпинговые войны — не новое изобретение, и бывает, что небольшие компании им увлекаются. Но эти процессы носят ограниченный по времени и месту характер, так как экономику никто не отменял. Оператор не может работать ниже точки безубыточности, он разоряется. Есть затраты, есть стоимость контента, который предлагается абоненту. Кто-то экономит за счет предоставления абонентам пиратской продукции, но здесь стоит отметить, что порядок в этой сфере потихоньку наводится.

Также мы видим, что ряд операторов начинает движение по продаже бизнеса. Возможно, это в том числе эффект от не совсем взвешенной технологической или коммерческой политики. Задача телеком-оператора — получить необходимый объем инвестиций. Ведь на этом рынке необходимо развиваться. Если бизнес остановился, он умер. Надо быть «в рынке» и в то же время помнить о себестоимости и необходимости развития. А бездумно снижать или повышать цены не совсем грамотно. Поиск баланса и «золотой середины» всегда стоит перед оператором и не зависит от кризиса. То же самое мы видим и на рынке сотовой связи. Поэтому демпинговые войны на какой-то период возможны, но у нас в этом вопросе свое стратегическое видение. Мы стараемся быть «в рынке», в периоды сезонного спада мы запускаем различные акции, можем предлагать услуги по сниженным ценам.

В целом я не прогнозирую повышения цен, хотя действительно затратная составляющая у операторов связи подросла. Оборудование у нас, как правило, зарубежное, и даже если это не так, то компоненты все равно зарубежные. Кабельная продукция выпускается в России, но не секрет, что 30% комплектующих приходят из-за границы. Поэтому естественно, валютные колебания накладывают отпечаток на затратную составляющую бизнеса. Но существуют возможности для оптимизации в других сферах — использовании площадей, повышения энергоемкости, переходе на более эффективные технологии труда. Это позволяет оставаться «в рынке» с точки зрения ценового предложения.

Еще одним фактором являются «пакетные» услуги. Казалось бы, зачем предоставлять абоненту единое комплексное предложение, если можно продать ему подороже каждую из услуг? Но одновременное подключение нескольких услуг и оператору обходится дешевле, так как позволяет снизить затраты на привлечение, поддержание и сопровождение.

— В последние годы «Ростелеком» активно покрывал своими сетями небольшие населенные пункты региона. Насколько можно говорить о том, что малые и средние города СФО действительно наиболее перспективны для развития с точки зрения финансовой составляющей, а в крупных потенциал в определенной степени исчерпан? Или же для вас в равной степени приоритетны оба сегмента?

— В 2013 году началась реализация новой стратегии охвата домохозяйств оптическими сетями широкополосного доступа в интернет (ШПД). Она предполагает переход от точечной застройки конкретных объектов к кластерному подходу развития сети с массовым строительством оптики на территории всей высоко- и среднеэтажной застройки России. Эта задача являлась стратегической для компании, и поэтому мы сделали акцент на систематизацию подходов при строительстве сетей ШПД, включая унификацию и автоматизацию бизнес-процессов для обеспечения масштабного охвата домохозяйств, чего раньше в нашей практике не было. Для реализации был разработан и принят ключевой проект «Конвейер ШПД». Сразу оговорюсь, в таких объемах мы раньше не строили. И для решения этой задачи необходимо было учесть организационные, экономические и методологические моменты. Мы принципиально отказались от дорогостоящего строительства сети в отдельно взятых домах и перешли к так называемому кластерному строительству. Что это значит? Сеть проектируется не только для жилого сектора, но и учитываются будущие потребности абонентов.

Планируется, что в Сибири появится порядка одного миллиона портов дополнительно к уже существующим. Базовым принципом строительства станет «ковровое покрытие» — то есть тотальное техническое подключение всех домов, а не точечное, как было ранее.

— 10 октября заработала первая в Сибири точка доступа wi-fi в Алтайском крае. Каковы ваши дальнейшие планы по развитию этого направления?

— Федеральный проект устранения цифрового неравенства, к реализации которого мы приступили в прошлом году, рассчитан на 10 лет. Но «Ростелеком» взял на себя повышенные обязательства. Мы намерены завершить проект в 2018 году. До этого года мы будем концентрировать наши усилия не только на городах-миллионниках и стотысячниках. Мы будем вести строительство сетей в сельской местности, в населенных пунктах численностью 250–500 человек. Самые отдаленные регионы, самые небольшие населенные пункты — это все нам предстоит пройти в ближайшие годы.

В Сибири нам предстоит построить 1963 точки доступа в сельских населенных пунктах. 257 из них — в Алтайском крае. В Новосибирской области — 279. Больше всего точек доступа в Интернет будет построено в Красноярском крае — 295. За три года нам предстоит проложить около 50 тысяч километров сетей связи.

Уже до конца этого года в коммерческую эксплуатацию планируем ввести более 200 точек доступа. В следующем, 2016 году, согласно нашим планам, в малонаселенных пунктах Сибирского федерального округа заработают более 500 точек доступа в Интернет.
Этот проект для нашей компании, конечно, сложный, требующий напряжения сил многих подразделений, но, очевидно, реализуемый.

— Для многих регионов, в том числе Сибири, остро стоит вопрос взаимоотношений интернет-провайдеров с ТСЖ и УК, о чем говорили и в «Ростелекоме». Эта тема неоднократно поднималась и в рамках организованных нами круглых столов. Однако решение этого вопроса упирается в необходимость законодательного регулирования и, соответственно, является прерогативой федерального центра. Удается ли в этом вопросе сдвинуть ситуацию с мертвой точки?

— Решение этого вопроса лежит в правовой плоскости. В Новосибирске создан прецедент, когда операторы связи, работающие на территории города, обратились в УФАС по Новосибирской области в связи с тем, что одна из управляющих компаний препятствовала заключению договоров с гражданами, ограничивала допуск к техническим помещениям жилых домов начиная с 2012 года и тем самым препятствовала строительству фиксированной сети и установке оборудования.

12 марта 2015 года Новосибирское УФАС России обязало управляющую компанию обеспечить доступ операторов связи, в том числе «Ростелекома», в технические помещения жилых домов Плющихинского жилмассива Новосибирска для размещения оборудования связи. Позицию антимонопольной службы поддержал Октябрьский районный суд, согласно его решению, основанием для размещения оборудования в многоквартирном доме является договор об оказании услуг связи либо заявка на заключение такого договора с собственником, управляющая организация не вправе вторгаться в отношения между собственниками помещений в многоквартирном доме и оператором связи. Надо отметить, что жители Плющихинского жилмассива также активно отстаивали свои права, выступая с открытыми письмами-обращениями к представителям органов власти всех уровней. В планах — организовать техническую возможность подключения всех домов жилмассива.

Жители, в том числе и Новосибирска, должны иметь возможность самостоятельно выбирать провайдера, ориентируясь на многообразие телеком-услуг, их стоимость, качество и уровень сервиса.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона. Для корректной работы приложения требуется выключить в настройках in app browser.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ