Дмитрий Орлов: «Система дает все меньше сбоев»

Политолог ДМИТРИЙ ОРЛОВ в интервью «Континенту Сибирь» оценил политические перспективы сибирских губернаторов, рассказал о влиянии крупного бизнеса на решения властей и проанализировал динамику изменений института выборности глав регионов в России.

Дмитрий Орлов — политолог, политтехнолог, генеральный директор «Агентства политических и экономических коммуникаций», член высшего совета «Единой России». Один из идеологов проекта «Общероссийский народный фронт». Создатель экспертного рейтинга «100 ведущих политиков России». Кандидат исторических наук. Работал заместителем генерального директора Центра политических технологий (2000—2004). Экс-главный редактор сайта «Политком.ру» (2001—2004). С 2012 по 2014 годы был членом Общественной палаты Российской Федерации. С 2004 года является генеральным директором АПЭК — компании, работающей в сфере политических, рейтинговых исследований, общественных коммуникаций и медиа-проектов.

— В стране идет предвыборный период, в ряде регионов, в том числе, сибирских, в самом разгаре губернаторские кампании. На ваш взгляд, что сейчас происходит с институтом выборов глав областей, как меняется система?

— В данный момент мы наблюдаем плавный процесс стабилизации после реформы 2012 года, которая предусматривала переход от назначаемости к выборности губернаторов. Эта реформа предполагает и ряд других изменений, призванных повысить открытость и конкурентоспособность российской политического системы. На мой взгляд, на сегодняшнем этапе, конкуренция на выборах имеет нишевый характер. Есть доминирующий кандидат — представитель власти или правящей партии. Его противниками являются, как правило, выдвиженцы парламентских объединений, которые борются за расширение своей электоральной базы (в основном левой или националистической). Это нишевая конкуренция, но тем не менее, она заставляет губернаторов или временно исполняющих обязанности губернаторов вести свою избирательную кампанию достаточно активно. Нельзя сказать, что хоть в одном из регионов кандидат от власти может проиграть. Но серьезные оппоненты, вполне способны мобилизовать значительную долю электората. Что видно на примере Иркутской области, где конкуренцию врио губернатора Сергею Ерощенко составляет представитель КПРФ Сергей Левченко.

— Вы сказали, что пока кандидатов от власти все равно вряд ли могут обойти представители пусть системной, но оппозиции. Если заглянуть дальше: меняется ли что-то на этапе, предшествующем выдвижению этих сильных кандидатов? Кто играет главную роль при выборе потенциальных губернаторов, кто укрепляет их позиции? Партии или …

— Я понимаю ваш вопрос. Сложилась многоступенчатая модель выбора кандидата на пост главы области. Прежде всего, роль играет, конечно, активность региональных политиков. Варягов на территории теперь практически не присылают. Так что известность, популярность и укорененность — это, пожалуй, главный критерий для потенциального губернатора. Второе, что имеет значение — системность, приемлемость для федерального центра. Последний зачастую дает санкцию на выдвижение через процедуру временно исполняющих обязанности, таким образом, подается сигнал: «человека поддерживает президент». Поддержка руководителя страны — это отдельный фактор, он повышает возможности на избрание, так как у президента высокий общенациональный рейтинг доверия. Определенное влияние на выбор кандидата оказывают оппозиция и элитные группы, обычно настроенные против региональной власти. Если элиты откровенно не принимают человека, это учитывается — от его выдвижения отказываются. В нулевые годы случалось, что власть навязывала кандидатов в регионах, это вызывало отторжение. В настоящий момент федеральный центр предпочитает более сложную процедуру согласования — это снижает риски возникновения проблемных ситуаций. Мы видим, что от года к году — от 2012 к 2015 — названная система дает все меньше сбоев и, кроме того, достаточно благоприятно отражается на власти.

— В Красноярском крае губернатором стал Виктор Толоконский, много лет руководивший Новосибирской областью. Не похоже, чтобы элиты с радостью приняли этого кандидата на начальном этапе…

— Виктор Толоконский — известный в Сибири политик, нельзя сказать, что он был навязан Красноярскому краю. Полагаю, что его выдвижение — это итог достаточно серьезных внутриэлитных согласований с позицией федерального центра. Я не считаю, что принятие Толоконского было такой уж проблемой для местного политического класса или для населения. В Сибири его вообще хорошо знают. И я не думаю, что Толоконский — неверный выбор.

— Прослеживается ли какая-то динамика роли гокорпораций, крупного бизнеса при выдвижении кандидата?

В прошлом году мы посвятили этой теме целое исследование. Крупный бизнес, безусловно, играет роль при продвижении потенциальных губернаторов. Но непрямую. В нулевые годы, особенно в 90-е можно было сказать, что тот или иной губернатор является ставленником Газпрома или Роснефти. Сейчас госкорпорации продолжают участвовать в процессе, но не директивно. Используются механизмы мягкого лоббирования. На мой взгляд, действует примерно такая схема: власть, как правило, просит корпорации оценить того или иного человека, спрашивает, как они отнесутся к тому, что он, возможно, будет рассматриваться на пост губернатора. Подобный способ позволяет учесть интересы тех или иных структур. Но нельзя говорить о том, что частный бизнес или госкорпорации диктуют власти свою волю по выдвижению кандидатов.

Можно ли выделить регионы, где влияние госкорпораций на выбор кандидатов меньше или, наоборот, особенно сильно?

— Очевидно, что самое большое влияние концентрируется в ресурсных регионах, в моноотраслевых центрах, например, в металлургических. В большом промышленном центре общее лоббистское влияние выше. И наоборот: оно ниже на территориях, где корпорация только присутствует, но не располагает крупными производственными мощностями, не демонстрирует высокой занятости среди местных жителей на своих предприятиях.

— Мы ведь говорим не только об институте губернаторов?

— Конечно. В России, как и во всем мире, бизнес принимает определенное участие в формировании исполнительной, законодательной, представительной власти. В законодательных собраниях ряда сибирских регионов мы видим группы депутатов, связанных с госкорпорациями или частным бизнесом. Не будем конкретизировать, каким.

— Могли бы вы обрисовать ваш взгляд на политические перспективы сибирских губернаторов.

— Речь идет о людях с разным бэкграундом, разным стилем. Но я считаю, что в основном можно говорить о благоприятном политическим будущем. Разве что у главы Кемеровской области, Амана Тулеева, карьера ограничена по вполне объективным обстоятельствам. Аман Тулеев, также как его коллеги из Новосибирской области и Красноярского края — крупные фигуры. Виктор Толоконский — человек межрегионального влияния, интегратор федерального значения, безусловно, он будет востребован. Владимир Городецкий — традиционно новосибирский политик. Некоторые считают его позиции слабыми, но я с этим не согласен. Полагаю, что он является региональным лидером, который в состоянии обуздать межэлитные конфликты — в Новосибирске они, безусловно, имеют место. Глава области готов с ними справляться и ему предстоит это делать.

Аман Тулеев, с моей точки зрения, — уникальный политик общенационального масштаба. Он обладает собственной электоральной базой, она у него была даже на пост президента страны. В его руках колоссальный контроль над регионом, высок уровень доверия к нему со стороны граждан. Он — представитель того самого поколения настоящих политических тяжеловесов. Но этот избирательный цикл для него последний в силу возраста. Конечно, в этот последний раз он будет избран на пост губернатора с хорошим результатом.

— Существует несколько рейтингов так или иначе оценивающими позиции губернаторов. Они составляются различными экспертными агентствами — «Фондом развития гражданского общества», «Петербургская политика», АПЭК… Какова роль этих исследований?

— Я не хотел бы сравнивать работу различных агентств. Могу сказать, что рейтинги, на мой взгляд, нужная вещь. При этом стоит опираться на анализ различных центров, так как они дают оценку по разным критериям. Необходимо изучать все множество представленных оценок и выводить из них среднее значение. Это дает понимание, какие существуют риски для того или иного политика, какие это накладывает ограничения. Все это полезно учитывать при построении политической стратегии. Самыми главными индикаторами являются социально-экономические показатели, статистика, характеризующая состояние дел в регионе, отношение населения к власти.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ