«До половины угольных предприятий сейчас работают в убыток»

Главная отрасль Кузбасса — угольная — уже третий год фиксирует сокращение прибыли: цены на продукцию падают, конкуренция становится более напряженной, а объем «лишнего» угля на мировом рынке растет. При этом первое полугодие добавило новых трудностей: Китай, на долю которого приходится фактически половина потребления угля, значительно сократил импорт. Краткосрочные перспективы внутреннего рынка выглядят тоже как минимум неоптимистично: дешевый газ постепенно вытесняет угольную генерацию. В преддверии Дня шахтера заместитель губернатора Кемеровской области по угольной промышленности и энергетике АНДРЕЙ ГАММЕРШМИДТ ответил на вопросы «КС».

— Андрей Альбертович, какие наиболее значимые проблемы в угольной отрасли вы можете выделить по итогам первого полугодия 2015 года?.. Как отразилась на отрасли общемировая ситуация?

— В последние 10–15 лет перспективы развития угольной отрасли России определялись в основном спросом нашего угля на мировом рынке. Экспорт стал основным драйвером развития угледобычи, в том числе и для Кузбасса. Мировой кризис и антироссийские санкции обострили внутренние и внешние проблемы отечественной угольной промышленности, сформировали целый комплекс рисков, которые могут ограничить динамичное развитие угледобывающих регионов. Экономический рост замедлился во многих странах. Спрос и цены на уголь на мировом рынке продолжают падать. До половины угольных предприятий по всему миру — и в Австралии, и в США, и в Китае, и в нашей стране — работают сейчас в убыток. В США две крупнейшие угольные компании уже объявили себя банкротами, на подходе еще одна. В Великобритании собираются закрывать последнюю шахту. Такого не было уже несколько десятилетий!

— Но ведь ежегодно в мире объемы добычи только растут…

— Да, продолжающийся рост мирового производства угля в Индии, Индонезии, Австралии, Колумбии и в других странах усугубляет риски для угольного бизнеса. И этот рост в ближайшие годы будет продолжаться. Сегодня в отрасли царит жесточайшая конкуренция. По сути, происходит глобальное перепроизводство угля. В 2014 году в мире было произведено более 7,9 млрд тонн угля. «Лишний» уголь составляет порядка 100 млн тонн — из 1,4 млрд тонн, которые за год торгуются на мировом рынке. При этом в Америке, Германии, Новой Зеландии в ближайшие 2–3 года планируется массовое закрытие энергоблоков, работающих на угле. В связи с этим мы вынуждены искать новые рынки сбыта и сейчас переориентировались с Запада на Восток.

Девальвация рубля принесла компаниям повышение уровня доходов за счет увеличения валютной выручки от экспорта. Сегодня, стремясь заработать, угольщики заметно увеличили экспортные поставки. Насколько, на ваш взгляд, такая стратегия оправданна?

— Действительно, ослабление рубля в конце прошлого года несколько улучшило расстановку сил на кривой издержек производства за счет вывода российских производителей в число самых малозатратных. Но открывшееся конкурентное преимущество вряд ли можно считать долгосрочным: его свели к минимуму последовавшая ревальвация рубля и тарифная политика железных дорог. При этом сегодня мы видим, что курс доллара вновь резко пошел вверх, вероятно, это улучшит финансовые показатели производителей в III квартале. Крупнейшие компании Кузбасса, такие как «Кузбассразрезуголь», СУЭК, «МЕЧЕЛ», «ЕВРАЗ» и «Сибуглемет», в настоящее время работают над увеличением своей доли в экспортных поставках. Однако говорить о повышении экспорта пока не приходится.

— Почему?

— Судите сами. В 2014 году Кузбасс экспортировал более 117 млн тонн угля. Это почти 56% от всей добычи (210,87 млн тонн). В этом году за первое полугодие на экспорт отгружено 55,6 млн тонн из 100 млн тонн (–4,3 млн тонн, 92,8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года). В июле на экспорт было отгружено еще 9,9 млн тонн из 17,8 млн тонн добытого угля (те же 55,6%).

— Какова доля угля, отправляемого в страны Азиатско-Тихоокеанского региона? Появились ли у кузбасских компаний новые рынки сбыта?

— Если говорить о направлениях экспортных поставок российского угля, то за последние четыре года (2010–2014 гг.) доля азиатских стран выросла на 16,1% — до 45,4% в 2014 году и составила 70 млн тонн (атлантическое направление — 84 млн тонн).

Кузбасс в 2014 году экспортировал уголь в 54 страны ближнего и дальнего зарубежья. В этом году состав зарубежных потребителей практически не изменился, однако направления поставок несколько иные, чем по России в целом. Так, в страны Атлантики в 2014 году было поставлено около 80 млн тонн угля (64,5%), а в страны АТР — чуть больше 37 млн тонн.

В этом году Кузбасс осуществляет экспортные поставки в 50 стран, трендом становится восточное направление. Увеличиваются поставки в Японию, Южную Корею, Тайвань. Однако сохранится ли такая тенденция, сказать пока трудно.

На каком уровне сегодня находятся цены на уголь энергетических и коксующихся марок? На сколько процентов упали цены с начала года?

— Цены на угль на международных рынках за последние годы существенно снизились — падение с пиковых значений 2011 года по август 2015-го составило в Европе 57%, в Китае — 53%.

Российские экспортеры также были вынуждены снижать цены для сохранения своего присутствия на зарубежных рынках. Снижение с 2011 года в среднем составило 31% по энергетическому углю и 45% по коксующемуся. По сравнению с апрелем 2015 года цены к концу июля еще упали — до $81–82 FOB за тонну коксующегося и до $56–57 FOB за тонну энергетического угля. Соответственно, снижение с начала года составило 14% (кокс) и 24% (энергетика).

— Каковы в последнее время тенденции развития внутреннего рынка угля, он по-прежнему «сжимается»? Какие точки роста потребления на внутреннем рынке вы видите?

— Повторюсь. Внутренний топливный баланс России гипертрофически ориентирован на газ, цены потребления которого на внутреннем рынке значительно ниже цен экспортных контрактов и недостаточно превышают средние цены угля (коэффициент соотношения цен существенно ниже требуемого для равной конкуренции газа и угля — 2,5), что делает невыгодной угольную генерацию в большинстве регионов России.

Несмотря на то что объемы потребления коксующегося угля в стране последние четыре года находятся на постоянном уровне 39 млн тонн в год, в целом доля угля в топливно-энергетическом балансе продолжает падать, а объемы его внутреннего потребления сокращаются. Так, например, из добытых в 2014 году Кузбассом высококачественных углей лишь 76,3 млн тонн было направлено на внутренний рынок, в том числе энергетикам — 17,9 млн тонн. В этом году несколько возрос спрос на уголь внутри страны. Так, за первое полугодие общий объем потребления энергетического угля вырос к аналогичному периоду 2014 года на 13,3%.

При этом основной прирост потребления угля в январе-июне 2015 года обеспечен угольной энергогенерацией. Однако причиной данного роста является низкая водность в Сибири и на Дальнем Востоке в конце 2014-го и первой половине 2015 года, которая не позволила полностью загрузить имеющиеся ГЭС. Поэтому говорить об изменении долгосрочного тренда на повышение потребления угля в России пока преждевременно. С большой долей вероятности рост потребления угля прекратится с восстановлением водности и загрузки ГЭС.

Главными же точками роста потребления угля на внутреннем рынке являются принципиально новые направления использования угля — глубокая переработка и углехимия.

— Отразилась ли сложная экономическая ситуация в отрасли на социальном партнерстве?

— В Кемеровской области стало хорошей традицией подписывать Соглашения о социально-экономическом партнерстве между администрацией региона и угледобывающими компаниями и предприятиями. В 2014 году администрация области подписала 28, а в этом году мы уже заключили 30 соглашений.

Такое партнерство идет на пользу нашему региону, поскольку позволяет успешно решать многие социальные программы области, городов и районов, где располагаются предприятия. Особое внимание при этом уделяется людям — пенсионерам, ветеранам, детям, работникам предприятий. Это и санаторно-курортный отдых работников и детей, и бесплатный уголь, и финансовая помощь в обучении в вузах и колледжах детей, и многое, многое другое. Не обходят угольщики стороной и подготовку нашего всекузбасского праздника — Дня шахтера. В этот раз он пройдет в городе Прокопьевске — «шахтерской жемчужине» Кузбасса.

— Рассуждая о стабилизации ситуации на угольном рынке, эксперты расходятся во мнениях. Одни прогнозируют некоторое улучшение в 2016 году, другие говорят, что в ближайшие два-три года увеличения цен на «черное золото» ждать не стоит. Каково ваше мнение?

— В условиях высокой волатильности цен на уголь, а также нестабильной политической ситуации в мире очень сложно определить перспективы развития угольного рынка.

Сегодня мы наблюдаем не только долгосрочное падение цен на уголь (практически с 2011 года), но и обвальное падение мировых цен на нефть и газ, вызванное целым рядом причин. Кроме того, помимо явного мирового перепроизводства угля, мы видим снижение темпов развития азиатских стран, прежде всего Китая, который поддерживает своих углепроизводителей. Не прибавляет оптимизма решение США и объединенной Европы увеличить долю газа, а также «зеленых» технологий для производства электроэнергии.

Все это плюс разочарование инвесторов и скептицизм аналитиков уже привело к весьма серьезным последствиям для угледобывающих компаний, и не только в России (снижение внутреннего потребления угля, резкий рост числа убыточных предприятий и, соответственно, высокий риск их закрытия, рост «закредитованности» отрасли, банкротство ведущих компаний США).

Вместе с тем необходимо понимать, что запасы угля значительно превосходят запасы нефти и газа, и именно уголь является драйвером роста экономик развивающихся стран. В то же время переход на экологически чистое топливо потребует десятилетий для того, чтобы можно было отказаться от ископаемого топлива. Кроме того, все затраты на использование возобновляемых источников энергии лягут на плечи потребителей, и не факт, что во всех странах они будут восприняты спокойно, как, например в Германии.

Поэтому, вероятно, в ближайшей перспективе объем предложений угля будет падать, прежде всего за счет закрытия неконкурентоспособных компаний (с высокими издержками, слабой логистикой, отрабатывающих сложные в геологическом плане месторождения), что приведет к выравниванию соотношения «предложение — спрос», а это позволит через пару лет исправить ситуацию с ценами на уголь в сторону их увеличения.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту [email protected] или через нашу группу в социальной сети «ВКонтакте».
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ