«Сколько нужно медицины — вопрос философский»

Социальные вопросы, в том числе медицина, традиционно выдвигаются на первый план в период избирательных кампаний. О том, как обстоят дела в системе здравоохранения региона накануне выборов, в интервью «КС» рассказал министр здравоохранения Новосибирской области ОЛЕГ ИВАНИНСКИЙ. Также он уточнил, в каких местах города появятся новые поликлиники, когда запланировано открытие строящегося перинатального центра, поделился информацией о планах НИИПК имени Мешалкина пойти по пути Медтехнопарка и признался, что ему импонируют некоторые врачи в политике.

 — Олег Иванович, в Новосибирске грядут выборы, и очень важно, насколько сегодня население удовлетворено качеством медицинских услуг, оказываемых в регионе…

— Знаете, это очень простой и сложный вопрос одновременно. В моем понимании степень эффективности работы системы определяет продолжительность жизни, количество инвалидизации и другие показатели, которые можно показать и измерить. Если брать в расчет их, то ситуация достаточно стабильная. В регионе увеличилась продолжительность жизни, выросла рождаемость. Что касается удовлетворенности, то в начале августа на территории работала помощник министра здравоохранения Российской Федерации, было проведено большое окружное совещание, где в числе прочих обсуждался и этот вопрос. Проблемы в здравоохранении были, есть и будут. На мой взгляд, реформу здравоохранения нельзя закончить никогда. Безусловно, удовлетворенность медицинскими услугами должна анализироваться, и роль общественности здесь сегодня возрастает, но нужно давать объективно оценку ситуации, исходя из конкретных цифр, показателей. Считаю, что те цифры, которые мы сегодня получаем, даже по итогам первого полугодия говорят о том, что система здравоохранении в регионе работает достаточно хорошо.

— А каково, на ваш взгляд, самочувствие самой системы сверху донизу?

— Безусловно, оно разное. Для меня всегда показательным является то, куда выпускники медицинского университета идут работать. Если еще четыре года назад подавляющее большинство симпатичных девушек старались идти в косметологи, то сегодня они выбирают первичное звено, становятся педиатрами, участковыми. Меры, которые принимает государство, в том числе связанные с повышением заработной платы, дают молодежи желание идти в профессию. Фактически врач сегодня может заработать ту сумму, которую он может заработать. Ставки давно отменены, и степень приемлемой для себя нагрузки должен определить сам человек. Если мы берем флагманы российской медицины — наши федеральные институты, то посмотрите, в Новосибирском НИИ патологии кровообращения имени Мешалкина и Новосибирском НИИ Травматологии и ортопедии имени Цивьяна специалисты оперируют практически круглосуточно. И там очень достойные зарплаты, это справедливая награда за большую нагрузку. Таким образом, возможности заработать сегодня внутри учреждений есть — за счет расширения объема труда, рабочего времени.

— Как обстоит ситуация с финансированием? Вызывает ли этот бюджетно трудный год тревогу?

Мы снизили инвестиционную составляющую, а это покупка нового медицинского оборудования, строительство больниц. Но, несмотря на это, продолжаем строить Маслянино, Барабинск, город Обь. Детская туберкулезная больница сегодня на выходе. В этом году будет построено 16 фельдшерско-акушерских пунктов. Что касается текущего финансирования, то оно ни на копейку не снижено. Все программы работают, в фонд ОМС полностью собираются запланированные средства. Надо сказать, что в начале года, когда на региональный фонд ОМС передали высокотехнологичную медицинскую помощь, специализированные федеральные институты, нам было тревожно. В середине года пришло финансирование на федеральные центры, и мы ситуацию, я считаю, по высокотехнологичной медицинской помощи практически закрываем. Задействованы все наши лидеры — НИИ ТО, НИИ ПК, Микрохирургия глаза имени академика Федорова. Ситуация стабильна. Вопрос, сколько нужно медицины — философский. Острейшая проблема — льготные медикаменты. По итогам 2014 года на эти цели было затрачено 3 млрд рублей.

— Сегодня губернатор Владимир Городецкий говорит, что в ближайшей перспективе в Новосибирске должны появиться девять новых поликлиник. Расскажите подробнее об этой программе.

— Мы пытаемся найти новую форму привлечения ресурсов, по сути, это стройка с отсрочкой платежа. Рассматриваются разные варианты схем финансирования. В России есть опыт, когда медицинский объект строится, а возврат средств начинается после церемонии открытия. Бюджет рассчитывается за объект, в то время как больные уже приходят в поликлинику. Прекрасно, что есть высокотехнологичные медицинские центры, но здоровье нации создается в первичном звене. Это поликлиники, больницы скорой помощи, центральные районные больницы. Новосибирск активно развивается, появились новые микрорайоны, например, Акатуйский. Там живет 30 тысяч человек, а поликлиники нет. Сложная ситуация на Плющихинском жилмассиве, в «Чистой Слободе». Поликлиники пришли в ветхость в Ленинском и Советском районах. К концу этого года я думаю, что мы увидим схему реализации строительства девяти поликлиник. При этом приоритетным для нас было возведение поликлиник в активно застраиваемых микрорайонах Новосибирска. Выбор мест определялся в том числе исходя из контактов с застройщиками. В результате, например, в программу включено строительство поликлиники в «Чистой Слободе».

— В каких районах города будут построены поликлиники?

— В Октябрьском, Заельцовском, Ленинском, Советском, Дзержинском районах. В Кировском районе будет две поликлиники.

— А компании, которые застраивают новые микрорайоны? Вносят ли они вклад в возведение новых поликлиник?

— Есть пример, скажем, застройщика «Энергомонтаж», который застраивает микрорайон Родники. Тогда ныне покойный руководитель компании Леонид Сидоренко построил поликлинику, запустил ее, а потом мэрия Новосибирска выкупила объект. Также он строил садики. В общем, очень хорошая схема. Я думаю, что если компания выходит на комплексную застройку микрорайона, то ее нужно обязывать строить поликлиники — с выкупом, с расчетом государства, конечно. На мой взгляд, в этом есть и коммерческий интерес застройщика. Когда в микрорайоне появляется полный комплекс услуг, то и цена на квартиру возрастает. Плющихинский — огромный район, а там нет поликлиники. Сегодня у нас там запланирована стройка.

— В беседе с «КС» председатель совета директоров Агентства инвестиционного развития Новосибирской области Николай Сурков высказал мнение, что строительство девяти поликлиник будет непростой бюджетной нагрузкой, надо бы присмотреться повнимательнее, все ли девять нужны.

— Я не могу обсуждать схему финансирования. Считаю, что сегодня это компетенция Агентства инвестиционного развития Новосибирской области, Министерства финансов, Министерства экономического развития — на каких условиях будут выделены средства. Задача Министерства здравоохранения — соблюсти объем необходимой помощи. Есть расчеты, на какое количество жителей сколько поликлиник положено. Сегодня обсуждаются разные схемы жизнеобеспечения микрорайонов. Если мы говорим, что здесь живет 40 тысяч человек, то должна быть поликлиника на 600 посещений в смену с определенным набором специалистов, которые определены Министерством здравоохранения. По финансовому вопросу мы сегодня продолжаем дискутировать. В Новосибирске есть опыт строительства врачебных практик в отдаленных районах, например, Балластном карьере. Но это никогда не заменит полноценную поликлинику. Сегодня попытка сэкономить, уменьшить количество посещений приведет к тому, что микрорайон просто не будет развиваться.

— На территории Заельцовского района сложная ситуация с детской поликлиникой № 1, там стоит выделенная площадка…

— Эта поликлиника в числе девяти. Сейчас все зависит от финансовой схемы, которая будет принята. Конечно, мы расставляем приоритеты. Все-таки данная поликлиника хотя и находится в разрозненных зданиях, но работает, люди получают медицинскую помощь. Проект сегодня готов, но вопрос — в финансовой схеме.

— На днях вы встречались с представителями Агентства инвестиционного развития Новосибирской области по вопросу продолжения строительства перинатального центра. Какие результаты, подвижки есть в данном вопросе?

— Сегодня строительство приостановлено. Отношения с подрядчиком, который вел работы, расторгнуты. Для завершения строительства необходимо около 1 млрд рублей, еще более 1 млрд будет стоить оборудование. Я думаю, что в сентябре будет объявлен конкурс. Министерство финансов ищет схемы привлечения средств. Губернатором поставлена задача в начале 2017 года въехать в новое здание перинатального центра. Мы показывали проект Веронике Скворцовой, когда она приезжала в Новосибирск. Будем стараться привлечь какие-то федеральные средства. Четких договоренностей нет, но есть соглашение о намерениях. Министерство здравоохранения РФ высказало готовность рассмотреть участие федерального бюджета в завершении строительства.

— Еще один нашумевший нереализованный проект — онкологический диспансер. Он-то будет построен?

Онкологический диспансер сегодня есть, и он работает на очень хорошем уровне, несмотря на то что расположен на двух площадках. Конечно, идея была собрать все вместе, объединить усилия. Мы занимаемся поисками инвестора. Для меня как бывшего главного врача онкодиспансера — это как любимое дитя. Оценочный проект строительства онкодиспансера с оснащением стоит порядка 10 млрд рублей. Это серьезные деньги, 1/10 бюджета Новосибирской области. На сегодня выделена земля, Агентство инвестиционного развития Новосибирской области по нашей просьбе также занимается поиском потенциального инвестора. Робко, потихоньку, но такие предложения появляются. Я думаю, что неслучайно внесены изменения и в закон о государственно-частном партнерстве, и в закон о концессии. Есть пример Санкт-Петербурга, когда бизнес пришел в первичное звено. В микрорайоне на 500 тысяч человек бизнес на собственные средства построил поликлиники, оснастил их, зашел в систему обязательного медицинского страхования. Есть в Новосибирской области достаточно хороший пример работы с бизнесом по гемодиализу. Фактически все услуги по лечению хронического гемодиализа сегодня оказывают частные компании. Мы довольны этой ситуацией: четкий расчет, понятная стоимость, количество больных.

— Каким образом вы выстраиваете отношения с частным бизнесом? Говорят, есть сложности во взаимодействии.

— Мы сегодня развиваем партнерство с частным бизнесом по пути замещения услуг, которых нет в госучреждениях. Например, томографические исследования. В текущих экономических условиях бюджет вряд ли может купить еще один томограф, но у бизнеса сегодня такая техника есть. Мы заказываем эту услугу у частных компаний, соответственно, не тратим деньги ни на техническое обслуживание, ни на персонал. Безусловно, такое партнерство выгодно бизнесу. Но есть ситуации, где бизнес пытается одну часть взять, а от другой отказаться. К примеру, это касается первичного звена. Бизнес говорит, что консультации будет оказывать, а ходить на дом, заниматься вакцинацией, диспансеризацией — нет. В общем, заявляет: то, что стоит недорого, вы оставьте, пожалуйста, себе. У нас достаточно много госучреждений, и для того чтобы искусственно отдать медицинские услуги в частную структуру, придется закрыть государственные больницы, а это люди, коллективы. Я считаю это неправильным.

— Вы не ущемляете интересы частных клиник?

— Частные клиники — это же бизнес. Если найдется серьезный инвестор, который сегодня построит онкологический диспансер, мы с удовольствием отдадим ему заказ. Есть опыт, когда бизнес ставит ускорители, которые стоят по $10–15 млн. В городе работает компания, которая по всей стране имеет сеть МРТ-томографов. В Новосибирске они тоже взяли в аренду площади, поставили МРТ-томографы. Работают следующим образом: сканируют здесь, отправляют информацию в Санкт-Петербург, обрабатывают ее там, после чего высылают результаты. Они заняли эту нишу, соответственно, бюджету Новосибирской области нет необходимости тратить $3–4 млн, чтобы купить новый МРТ-томограф.

— В вашу компетенцию входит лицензирование деятельности участников рынка аптек. Известно, что этот рынок перенасыщен, и в районе оживленных станций метро открывается по пять, если не 10 аптек. Не планируется ли принимать меры по регулированию этого рынка? Например, в советское время устанавливался минимальный регламент расстояний между аптеками. Еще в феврале 2015 года ассоциация фармацевтических организаций г. Новосибирска обратилась с открытым письмом на эту тему мэру города Анатолию Локтю и губернатору Новосибирской области Владимиру Городецкому .

— Данный вопрос не регулируется федеральным законодательством, и мы как орган исполнительной власти не имеем права не выдать лицензию, если у предпринимателя соблюдены все правила, требования. От количества аптек, как мне кажется, выигрывают пациенты, у них есть возможность выбора. Недовольны собственники. Вопрос контроля качества острейший, но он не определяется количеством аптек. Контроль должен быть — это компетенция Росздравнадзора, Роспотребнадзора. В настоящее время ставятся радиоэлектронные метки на лекарства, мы сертифицируем лабораторию в облфарме, более того, сами производители, аптеки, которые дорожат своей репутацией, также заинтересованы в борьбе с фальсификатом. Тонкий вопрос — ценовая политика, но это зависит от того, как договариваются собственники аптек с поставщиками, производителями. Я думаю, что в данном случае бизнес сам себя регулирует.

— В начале февраля принято постановление Правительства Российской Федерации № 102, ограничивающее закупку для госнужд медицинского оборудования. Готовится аналогичное постановление, ограничивающее закупку фармпрепаратов. Насколько, на ваш взгляд, целесообразны такие меры?

— Вслед за министром здравоохранения России Вероникой Скворцовой скажу, что никто не ставит самоцелью убрать импортные препараты с рынка. Там, где возможно, началось активное производство, принята программа, направленная на импортозамещение. Приведу примеры успешной кооперации бизнеса в соответствии с теми задачами, которые сегодня ставят органы государственной власти. В первую очередь это производство в НИИТО эндопротезов совместно с «НЭВЗ-Керамикс». Есть в Медтехнопарке компания ООО «Ангиолайн», которая сегодня делает стенды для сердечно-сосудистой хирургии. Новосибирская компания ЗАО «ВЕКТОРБЕСТ» контролирует почти 70% рынка тест-систем на ВИЧ и гепатит. По медицинской технике там, где нет российских аналогов, предполагается закупка импортного оборудования. Возможно, более жестким стал контроль — что для чего приобретается.

— В каких сегментах активнее всего в процесс импортозамещения включаются новосибирские компании?

— В лабораторной диагностике. Со сложной медицинской техникой труднее. Не всегда есть оригинальные запчасти, программное обеспечение, но выручает Юго-Восточная Азия. Сегодня на рынке великолепно работают Южная Корея и Китай. Если говорить про импортозамещение, то открылись широкие возможности для производителей из стран Латинской Америки. Раньше российский рынок был для них ограничен из-за присутствия здесь европейских партнеров. Начинают оживать и российские компании. Есть рынок физиоаппаратуры, в Новосибирске активно развивается рынок рентгеновской техники. Есть и передвижные флюорографы, и мобильные рентгеновские аппараты.

— Каким образом, на ваш взгляд, надо выстроить систему госзакупок так, чтобы выигрывали в тендерах отечественные, новосибирские, производители?

— А они и так выигрывают, берут ценой. Многие производители рентгеновской техники начинали с того, что ремонтировали импортное оборудование. В Новосибирске один из последних положительных примеров — передвижной флюорограф, который не требует защиты. То есть его можно ставить на фельдшерско-акушерском пункте и направлять население на флюорографию. Защита не требуется — такие технологии сегодня есть.

— Кто делает такое оборудование?

— Это компания из Академгородка «Полюс-СТ». Сейчас включаем их в торги на закупку.

— Какие положительные примеры новосибирских компаний вы бы могли выделить в сегменте фармпрепаратов?

— Например, компания SFM, созданная бизнесменом Андреем Бекаревым. Но нужно сказать, что с лекарствами ситуация сложная. Ответственность за назначение препарата всегда лежит на враче. И врач, принимая решение, должен быть четко в нем уверен. Со многими российскими препаратами у докторов просто нет опыта работы, в свою очередь, они не прописывают их пациентам. Производители на это обижаются. Здесь, как мне кажется, отечественные и в том числе новосибирские компании проигрывают в маркетинговой составляющей, в продвижении. На мой взгляд, активнее работает наша ветеринария, компании, специализирующиеся на препаратах для сельского хозяйства. Путь прохождения лекарств для человека очень сложен. Многие компании по нему шли, а потом резко свернули в сторону БАД. Их проще сертифицировать и продавать.

— В вопросе продвижения отечественных разработок, на ваш взгляд, поможет строительство первого в стране промышленного Медтехнопарка? Что, по вашему мнению, он даст региону?

— Если Медтехнопарк выйдет на тот объем эндопротезов, который сегодня запланирован, то это принесет серьезные поступления в бюджет, даст новые рабочие места. Стоимость эндопротезов сегодня колоссальная, настоящим достижением станет тот факт, если мы сможем этот рынок занять отечественной продукцией. Второй большой проект Медтехнопарка — это эндопротезирование сосудов, разработка НИИ ПК имени Мешалкина. Они нашли сегодня новую структуру выращивания оболочки, но пройти этап от идеи до того, чтобы этот протез вживили в человека, — сложная задача. И здесь, конечно, роль Медтехнопарка колоссальна. Путь, который прошел НИИТО с инвестором, — пример уникальный. Чтобы пройти все эти этапы, нужна серьезная внедренческая команда, которая помогала бы ученым свои идеи привести от идеи к реальному продукту. Для этого нужны серьезные инвесторы.

— НИИ ПК имени Мешалкина найдет такого инвестора?

— Они в поиске. Вероника Скворцова пообещала помочь. Сейчас они собираются строить площадку. Рассматриваются варианты строительства либо на базе НИИТО, либо создание собственной внедренческой площадки на территории НИИ ПК имени Мешалкина.

— Инвесторов надо искать людям с коммерческой жилкой. Поэтому Александру Михайловичу Караськову, вероятно, будет трудно в части организационной составляющей. Александр Михайлович все-таки в первую очередь оперирует.

— У него хорошая команда. Приятно посмотреть, как в НИИ ПК имени Мешалкина многое изменилось к лучшему. Это наш локомотив, который подтягивает все здравоохранение региона на более высокий уровень.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ