Максим Агеев: «За пять лет сибирские города могут «поумнеть» — если захотят»

Руководитель энергетического бюро Schneider Electric в России и СНГ МАКСИМ АГЕЕВ специально приехал в Новосибирск для того, чтобы высказать свою точку зрения по вопросу развития «умных городов» в Сибири. Насколько данная тема перспективна в СФО и что мешает ей развиваться в полную силу, он рассказал в интервью «КС».

— Максим, как бы вы в целом оценили развитие темы «умных» городов в Сибирском Федеральном округе?

— В Томске эта тема хорошо развита. Исторически так сложилось, что инновационные технологии в целом и в частности управление городской инфраструктурой активно развивались на базе того же Томского политеха, и Томск стал своего рода инновационным центром Сибири. Более того, технологии, разработанные и опробованные в Томске, используются и в других регионах России. С другими регионами СФО есть определенный разрыв: в том же Новосибирске или Красноярске вопрос продвижения «умных городов» за пределы такого рода форумов, в частности, «Технопрома», выходит редко. Если говорить о других городах, то, конечно, Москва и Санкт-Петербург очень серьезно к этому вопросу подходят, внедряют технологии интеллектуализации и в электроснабжении и в водоснабжении… Екатеринбург — хороший пример города, который сейчас занялся внедрением интеллектуальной системы управления водоснабжением. В Казани развивается инфраструктурный проект «СМАРТ Сити Казань», нацеленный на преобразование столицы Татарстана в полноценный международный бизнес-центр с современными и комфортными условиями для жизни, работы и отдыха. Вообще, во многих регионах есть движение в этом направлении, но вот так, на всероссийском или мировом уровне заявить о своих успехах, кроме Томска или Сколково, наверное, пока некому.

— «КС» взялся за составление смарт-рейтинга городов Сибири, и первый материал этого цикла посвящен электронным сервисам на муниципальных интернет-ресурсах. Как бы вы оценили города Сибири по этому направлению?

— Сибирь находится на том же уровне, что и большинство регионов, в которых работает программа «Электронное правительство»: автоматизированное обращение граждан, обработка запросов, информирование, и т. д. Я до сих пор ни в одном городе России — и Сибири в том числе — не видел, чтобы все возможности данной системы сбора информации и ее обработки в целях улучшения жизни города реализовывались в полной мере. Какие-то локальные проекты есть, например, в Сочи, где во время подготовки к Олимпиаде много ресурсов было инвестировано в том числе и в смарт-технологии, и сейчас этот город более развит, чем в среднем по стране. Если взять западные аналоги, то технических ресурсов для оказания данных услуг — электронного приема заявок и информирования — у них тоже больше. Информацию о погоде, о трафике, о событиях, о более удобных маршрутах, о записи к врачу в поликлинике там получить намного легче хотя бы потому, что проникновение в повседневную жизнь людей мобильных устройств приема данных — планшетов, смартфонов — у них выше нашего. Отдельные элементы этой системы, в частности, электронная запись к врачу, сейчас активно внедряются и у нас тоже, но привести пример достаточно масштабных проектов пока не могу.

— Чего, на ваш взгляд, не хватает сибирским городам, чтобы стать «умными»?

— На мой взгляд, им не хватает трех моментов: качественного анализа текущей ситуации, качественных планов развития (но, насколько мне известно, работы над этим уже ведутся, по крайней мере в Томске) и площадки, на которой могут взаимодействовать друг с другом бизнес, государство, общество и наука. Насколько я могу судить из нашего опыта, смарт-технологии и «умные города» создаются только при наличии определенной базы знаний и площадки взаимодействия между всеми четырьмя сторонами. Очень важно, чтобы в процесс были включены и наука, и производство, и инвесторы, и общество, и государство — потому что эта задача сама по себе комплексная.

— Могут ли эти недочеты быть решены в ближайшее время?

— На горизонте пяти лет это выглядит вполне реальным, если для решения проблемы будет поставлена системная задача. В среднем анализ инфраструктуры города, истории ее развития, занимает примерно полгода, если его сопровождает детальная технологическая проработка — год. План развития на основе этих данных — еще полгода. Налаживание площадки взаимодействия, привлечение инвесторов — еще полгода. Сроки очень приблизительные, тут встает вопрос активности конкретного региона, контактов с технологическими провайдерами и, главное, вовлеченности и заинтересованности самого населения. Если население какого-либо города не заинтересовано в переменах к лучшему, то им никаких лет и даже десятилетий на это не хватит.

— Эти вопросы можно решить на муниципальном уровне или их придется «отодвинуть» повыше, на федеральный, окружной, региональный?

— В текущих условиях, наверное, нет, не удастся. Не хватит ресурсов, компетенций специалистов, да и сами инвесторы и провайдеры с куда большей охотой предпочтут выйти на региональный уровень. На региональном уровне, я считаю, такую задачу вполне можно решить. На городском тоже возможно, но только если речь идет о самых крупных городах, вроде Новосибирска или Красноярска.

— В чем, на ваш взгляд, причина отставания в данном направлении «республиканских» городов — Кызыла, Горно-Алтайска и отчасти Абакана?

— Знаете, мы эту тематику как раз поднимали в этом году на круглом столе (речь о «Технопроме-2015». — «КС»): разные города расставляют разные приоритеты. Допустим, в Кызыле решают внедрить концепцию «умный город»… Я на это отвечаю следующим образом: давайте проанализируем, нужна ли Кызылу на данный момент интеллектуализация всех систем, и если да, то какими следует заняться в первую очередь? Некоторым городам — и Кызылу в том числе — важнее ликвидация технологической отсталости в целом, модернизация изношенной инфраструктуры. Тут речь идет не об организации «умного города», а о внедрении смарт-технологий в модернизируемые отрасли, как задел на будущее. Таким образом, причина их отсталости, по моему мнению, заключается, во-первых, в том, что у них нет четкого понимания того, что для этого нужно делать, во-вторых, зачастую — из-за неверно расставленных приоритетов. И еще одна проблема, особенно актуальная в 90-е годы (сейчас она уже не так остро стоит) — это отток компетенций, потеря интеллектуального капитала. Те люди, которые могли бы стать в этих регионах идеологами прорыва, вместо этого перебрались в столицы, в другие страны или просто в другие, более благополучные места. Сейчас мы видим последствия всего этого — людей, которые разбираются в данных вопросах, нужно привлекать со стороны.

— Каким образом?

— Только создавая привлекательные условия для развития и реализации. Представим себе ситуацию: есть опытный руководитель в Центре (ЦФО. — «КС») или Екатеринбурге, который хорошо знаком с внедрением новых технологий, имеет хороший опыт в этих вопросах. Чтобы он согласился переехать в отдаленный и не слишком развитый город, нужно создать для этого мотивацию, в первую очередь материальную, но ее одной недостаточно. Нужна также задача, которая как минимум не повторялась в его практике и являлась бы для него своего рода вызовом, способным обогатить его личный профессиональный опыт.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ