Четыре президента

Часовой бизнес ─ это отдельный, сложный и по-настоящему красивый мир. Часы ─ тот редкий случай, когда ценится не просто оболочка, но содержание, и люди, ежегодно приезжающие на всемирную часовую выставку Baselworld в Швейцарию, как никто другой знают, как ценно то, что скрывается под крышкой, сделана она из пластика или платины. Механизм ─ это то, что является живым воплощением дней и месяцев труда его создателя. Это главное звено во всей часовой индустрии, потому что настоящий производитель самых качественных в мире часов будет развиваться и идти вперед, руководствуясь лишь одной мыслью: как этот механизм усовершенствовать. На выставке удалось побывать и специальному корреспонденту «Континента Сибирь».

 Baselworld ─ результат работы каждой часовой компании и новая точка отсчета для каждого из клиентов, приезжающих в швейцарский город Базель за тем, чтобы удивляться этому искусству еще больше, чем в прошлый раз.

Приезжая на выставку уже в восьмой раз, мне захотелось послушать, что думают главы часовых компаний о своей профессии. Постараться понять тенденции этого года, поговорить с ними об их любимых моделях, а также узнать их мнение о российском кризисе со стороны Европы.

Есть часовые дома-консерваторы в лучшем своем проявлении, как, например, известный в России Longines. Есть новаторы, которыми, после разговора с одним из президентов, можно смело назвать Rado. Есть благородная и сдержанная Omega, а есть и самые настоящие революционеры Hublot, позиционирующие себя как часы для смелых и независимых людей.

О механизмах

Для каждого часового дома механизм ─ это вызов. Встретьтесь с президентом или главным мастером любой часовой компании, и если вы зададите вопрос «Что нового?», первое, что вы услышите ─ это успехи, которых удалось достичь в создании того или иного механизма. Президент часового дома Omega, мистер Стивен Уркхарт, анализируя историю компании, рассказывает, что первое, что поспособствовало повышению уровня бренда ─ разработка технической стороны.

Стивен Уркхарт«В 1999 году состоялся выпуск коаксиального механизма, в 2007-м — создание собственного механизма, в котором мы использовали разработанный ранее коаксиальный спуск», ─ поясняет Стивен Уркхарт. При этом компания продолжает работать над своими механизмами, делая упор на техническую сторону. Для справки: коаксиальный спуск ─ это в буквальном смысле сердце часового механизма. Тот орган, который заставляет часы жить и работать. В 1999 году Omega, после долгих лет исследований, создала такой собственный вид спуска, который моментально пришел на смену традиционному анкерному. Зачем необходимо столько усилий? То, за что борются все мастера часового дела, ─ это создание часов с максимальными точностью и запасом хода, чтобы часы на руке не останавливались как можно дольше, а минимальная погрешность хода за годы использования сводилась к нулю.

Пообщавшись с президентом компании Omega и в очередной раз поразившись красоте центрального стенда выставки, где между свежими цветами элегантно расположились витрины с последними новинками, я направилась в центр холла к стенду Hublot, где уже была назначена встреча с генеральным директором Рикардо Гвадалупе. На мой вопрос «Чем примечательна экспозиция компании в этом году?» Рикардо с гордостью начал рассказывать об их собственном механизме: «В 2015-м мы отмечаем десятилетний юбилей модели Big Bang. Время прошло быстро, и очень много было сделано за эти годы. Мы подумали, что нам стоит сделать часы, приуроченные к нашему празднику. Мы обернулись назад и посмотрели: а чего нам удалось достичь за это время? И главное достижение ─ создание собственного механизма хронографа Unico».

26_08_hublot

Big Bang можно смело считать визитной карточкой Hublot. Даже люди, не интересующиеся новостями часового мира, взглянув на эти часы, безошибочно определят, кто их создал. Здесь характерное сочетание ярких красок, мужской угловатости и запоминающейся манеры, в которой выдержан дизайн. Разработка Unico заняла у мастеров 4 года, он полностью мануфактурен. Такая работа велась создателями для того, чтобы позволить механизму включать в себя такие ценные функции, как хронограф Flyback, GMT или хронограф Bi-Retrograde.

Еще одним камнем преткновения в создании механических часов становится вопрос о приобретении часами максимально большого запаса хода. Ведь запас хода ─ один из критериев, который определяет если не качество, то уровень технического совершенства того или иного механизма.

Президент компании Rado Матиас Брешан, встреча с которым у меня была назначена днем позднее, также делал акцент на новаторстве в механике. Так, компания делает упор на разработке собственной высокотехнологичной керамики.

26_08_Rado

Запатентованная технология позволяет создавать изделия с очень характерным дизайном. Керамика чрезвычайно устойчива к внешним воздействиям и царапинам, однако крайне хрупкая при падении. Он объясняет: «Керамика как материал имеет множество плюсов: она не подвержена царапинам, легкая, идеально подстраивается под температуру кожи и форму руки. Однако при этом она действительно хрупкая. И решение этой проблемы мы видим именно в облегчении часов. Мы работаем над совершенствованием пластичности и легкости, однако мы не остановились на этом, приняв решение попытаться облегчить механизм. Мы заменили мосты в механизмах, сделав их из алюминия. Нельзя сказать, что замена одной детали резко сократила вес изделия, однако это первый шаг совершенствований. В результате вы понимаете: облегчая часы, мы снижаем давление, получаемое ими при падении». Керамика — отправной пункт Rado. Часовые мастера играют с материалом, оставляя его главным элементом любой коллекции. Поговорив о механизмах, мы с Матиасом ушли в тонкости английского специализированного языка, обсуждая технологию создания белоснежной, глянцевой, а теперь и платиновой керамики.

О технологиях

 Долгое время керамика была квадратной, черной и глянцевой. Теперь же, как можно было заметить на Baselworld, появились часы, выполненные в платиновой керамике, в комбинации с желтым и розовым золотом. Эстетически это просто удивительное сочетание. «Если говорить о технологии создания нового материала, ты мы сосредоточили свое внимание на молекулярной трансформации материала. Происходит это так: белая керамика помещается в специальные условия, когда изменения происходят на «клеточном» уровне, в результате подобная трансформация касается не только верхнего слоя материала, но меняет всю его структуру полностью. И это просто потрясающе!» — продолжает Матиас Брешан.

Все это — инженерное достижение и принципиально новое решение в работе с материалом. Новшества проявились также и в создании новых форм керамики, так называемая конструкция «моноблок». «Итак, мы меняем саму структуру и методы работы с керамикой».

 О русских

 Как любому русскому человеку за рубежом, мне, разумеется, было крайне интересно услышать от глав часовых домов, что они думают о русском вкусе и какие часы нам, русским, сейчас нравятся больше. Опытнейший руководитель, президент часового дома Longines, кроме того, и большой любитель России, Вальтер фон Кэнел, услышав вопрос о русских вкусах, сначала с шутками пустился в воспоминания о своих многочисленных визитах к нам: «Я даже на Камчатке был! Со своими поездками я знаю Россию лучше тебя!».

26_08_Longines

Про русских клиентов Вальтер фон Кэнел заметил, что в нашей стране идет тенденция к большим размерам и мужским моделям, даже у девушек. Кроме того, по его мнению, русские весьма консервативны и не готовы к экспериментам с цветами, нам больше нравится классика.

Стивен Уркхарт также подчеркивает: «Понемногу стирается такое понятие, как «часы женского размера» — This is a man’s world — сейчас женщины водят скоростные джипы, а не миниатюрные машинки». Что еще замечают европейцы в «часолизированных» русских? «На самом деле сейчас предпочтение наших русских клиентов отдается тем же часам, что и у европейцев. В России точно так же любят модели Speedmaster, Seamaster. Русские очень тщательно относятся к тому, что внутри часов, им действительно важна техническая сторона», — продолжает мистер Уркхарт. И это правда, потому что, наблюдая за тем, какие модели сейчас чаще стали покупать, невольно приходишь к приятному выводу: русские стали более обстоятельно подходить к выбору часов. Уже не так важно количество бриллиантов на безеле, теперь человек готов потратить деньги на скромные для невооруженного глаза часы, если в них есть функции ретроградной стрелки или лунного календаря. Механизмы усложняются и совершенствуются, и приятно знать, что и в России это оценивается по достоинству.

О любимых

 Этот абзац стоило включить в репортаж только ради одной фразы мистера Вальтера фон Кэнела. Я попыталась узнать, есть ли у него любимые модели, старые или новые. На что получила однозначный, как всегда, наполненный юмором ответ: «Все модели — мои любимые. Потому что они мне как дети! У тебя нет детей? Нет. Если бы были, ты бы знала, что всех своих любишь одинаково. Каждая модель имеет что-то свое, уникальное. Я не отдаю предпочтение чему-то одному, конкретному. Иначе они обижаются».

 О кризисе

 Свой вопрос всем четырем президентам о текущей экономической ситуации в России я начинала всегда с примерно одинаковой фразы: «Я не могу не задать вам вопрос, который сейчас интересует всех людей, так или иначе работающих в сфере бизнеса. О кризисе». И могу сказать честно, что ожидала разных ответов, возможно, и не слишком оптимистичных. Оказывается, тот самый взгляд «со стороны Европы» на российский кризис куда радостнее, чем наш, типичный для русского менталитета взгляд на происходящее с легкой грустью в глазах.

«Очевидно, что если рубль идет вниз, то мы поднимаем цены, но у вас до сих пор очень выгодные цены по сравнению со всем миром. Что касается нашей политики, то мы ее не меняем и менять не собираемся. У вас очень подвижный, умный рынок, вы работаете, и вы переживете этот кризис», — пояснил Вальтер фон Кэнел. В свою очередь Стивен Уркхарт выразил свою уверенность в том, что рынок может сбалансировать сам себя и прийти к стабильности, однако ему, разумеется, понадобится на это время. Руководствуясь этим пониманием, предлагать для России завышенные цены или урезать бюджет для дальнейшей дистрибуции и маркетинга компания не станет.

Быть думающими и мудрыми — это остается главным принципом для часовых компаний в нынешней ситуации с Россией. Все участники рынка признают, что цены приходится повышать, однако все также стремятся делать это в разумных пределах. Часовщики подчеркивают свою заинтересованность в клиентах так же, как и свой интерес в том, чтобы давать им дальнейшую мотивацию для покупки своих изделий. Большинство швейцарских часовых партнеров остаются очень тактичными и лояльными к рынку бизнесменами, сторонниками аккуратной стратегии выжидания. «При таких скачках курса самое ужасное для меня — это узнать, что человек пришел в магазин, где купил пару месяцев назад наши часы, и увидел, что сегодняшний прайс снижен на 10–20%. Поэтому цены должны оставаться стабильными. Что касается инвестирования, то никаких изменений во вложениях в дистрибуцию и маркетинг мы вносить не собираемся», — подчеркивает Матиас Брешан.

Сейчас часовые компании видят и действительно способны оценить огромный потенциал российской экономики, а настоящую ситуацию расценивают как хорошее время, чтобы показать, что способны держать цены и рынок, несмотря на самые большие волны в экономике.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту [email protected] или через нашу группу в социальной сети «ВКонтакте».
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ